История нашей победы

Того, кто впервые рассказал мне о горестях Великой Отечественной из первых уст, уже нет в живых… К сожалению, очевидцев того страшного времени все меньше, но мне выпала честь общаться, говорить по душам, с тем, кто был вынужденным пассажиром той страшной грозной машины под названием «Великая Отечественная война».

Моему дедушке было 3 года, когда началась война. Вспомните, когда Вы сами были детьми. Ваши воспоминания из детства живы до сих пор, они цепляются за каждое действие, которое сейчас происходит с вами в настоящем, они сильно врезались в память и стоят в ней неусыпным солдатом, который всегда на посту. Воспоминания из детства самые сильные, не правда ли?

Так и у дедушки, моего дедушки Вити, которого ребенком застигла война, воспоминания военного времени были четкими и ясными.

… «В тот день мы сели обедать, – дедушка всегда говорил спокойно, не торопясь, будто жалея слов. – Немцы были уже в деревне. Они остановились в соседнем доме. И каждый день к нам приходили. Да, каждый день. Бывало, только за стол – они уже идут. «КУра, Яйко, молОко» — давай, мол, хозяйка, что есть. А если не дашь, расстреляют».

Дедушка не раз рассказывал мне эту историю и каждый раз изумлялась его твердыне, его несгибаемой храбрости и воле. И я все время примеряла ситуацию на себя. А как бы я повела себя в этом случае? Что я бы я сказала? Как бы я поступила? И всякий раз мне становилось так страшно от одной только мысли о войне, что я начинала торопить дедушку, переспрашивать, просить, чтобы он продолжал, чтобы мои назойливые представления о страшном поскорее рассеялись, как холодный туман.

«Ну и вот – дедушка продолжал. – Все время давали им что-нибудь. У нас тогда скотина еще была. Потом всю (немцы) забрали. Себе жрать. Да. И в тот день мы сели обедать. Я, мать, Игорь (это старший брат дедушки, их у прабабушки было двое). Мать налила нам суп в тарелки и поставила на стол. Вдруг за двором где-то кааак рванет. Бах! Граната разорвалась, самолет бомбит. Из колидора пыль столбом, окна в избе все повыбивало. Стекляшки все в суп к нам попадали. Так и не поели. Мать нас с Игорем в охапку и за печку»…

Я дедушкины стекла в супе буду помнить всю свою жизнь. Вот она война! Во дворе, на улице, в собственном доме! Совсем близко.

…«А еще случай был – Игорь немцам валенки поджег! – дедушка рассказывал эту историю как-то радостно, с улыбкой, мол, уделали мы немцев тогда. – Они пришли как-то к нам в избу. Сидят за столом довольные, пьяные напились. А мы с матерью и Игорем за печкой. Тихо сидим. Чего спросят, мать отвечает. Сама на рожон не лезет – расстреляют а то. И тут как она не доглядела? Игорь из-за печки вышел к немцам. Они веселые, на него внимания не обращают. А у них в углу валенки были сложены. Со всей деревни набрали. Черт его знает, где он спички взял. Только валенки задымились, дым в избу нашел. Очухались немцы, забегали, вскочили, орать начали. «Шнеля, Шнеля!» — матери автоматом показывают, мол, бери своих детей, и на дверь в колидор показывают. Мать нас с Игорем схватила и впереди себя ведет – если стрелять начнут, чтобы в нас не попало. В чем были, в том и вышли. А зима. А немец сзади так и идет с автоматом. Все «Шнеля! Шнеля!» сзади кричит. Быстрее значит. Мы в одних портянках по снегу так и пошли. Тихонечко. Но не тронул нас немец. Ушли мы под горку, к Морозовым»…

Здесь всегда моя фантазия приводила меня в ужас. Я ставила себя сначала на место Игоря, потом на место дедушки, но самым страшным было место моей прабабушки Сони. Холодное дуло автомата и босые ноги на снегу – тонкая цепь воспоминаний сама рисует картинки.

Две этих маленьких истории я несу всю свою жизнь. Знаю, что никогда не забуду. Подрастет дочь – расскажу ей. Точно так же, как мне их рассказывал дедушка.

* * *
Дедушкины рассказы о войне заставили меня думать, будто я и сама была участником тех далеких событий. Я очень близко воспринимала все, о чем он рассказывал. Еще в школе мои душевные переживания вылились в стихотворение, с которым я даже умудрилась занять 2 место в районном конкурсе чтецов. Потому что от сердца, потому что по-детски наивно и потому что воспоминания всегда с нами.

А ты помнишь, война начиналась,
И слезинки катились из глаз.
Под «Славянку» бойцы обещались
Вернуться назад ради нас.

Сквозь войну, жесть сердец и пороки,
Шли они за себя постоять,
Постоять за людские тревоги,
За Москву, за Россиюшку-мать!

Милосердия знать не пришлось им,
Да и враг пощады не знал:
Обняв землю, одни погибали,
А кто выжил, седым уже стал.

Так поклонимся ж вере и правде
Тех великих могучих людей.
И возложим цветы на параде
За отцов, за мужей, за детей!

Поклонимся же памяти павших
В том неравном гигантском бою.
Пронесем имена дедов наших,
Пронесем через жизнь всю свою.

* * *
Но время шло. Истории участников Великой Отечественной войны – членов моей семьи – были мне глубоко интересны и сильно волновали меня. Я решила, что непременно найду всех своих, кто был на войне, кто сражался за свою Родину. Чтобы никто не был неоправданно забыт или недооценен. Спустя долгие годы мне это, наконец, удалось.

Все началось с военного билета, который хранится у моей бабушки Вали (Крыловой Валентины Федоровны). Это билет ее родного дядьки, Осипова Петра Осиповича. Эту семейную реликвию бабушка никому не доверяет, трепетно хранит в шкафу среди старых фотографий, ведь она ей дорога как единственная памятная вещь, сохранившаяся от дяди.

Осипов Петр Осипович родился в 1913 году в деревне Шарково Рузского района Московской области. В 1932 году окончил 9 классов. 28 июня 1941 года был призван по мобилизации Хобским военкоматом Грузинской ССР.

Петр Осипович был стрелком в рядах 143 стрелкового полка, позже – в 324 отдельном батальоне морской пехоты, потом – в 5 гвардейской танковой бригаде, а также в 80 гвардейском стрелковом полку Краснознаменной Таманской стрелковой дивизии. В период боев на Керченском полуострове 12 ноября 1943 года работал связным штаба батальона и, невзирая на то, что местность обстреливалась со стороны противника артминометным и ружейно-пулеметным огнем, в течение ночи и в непогоду всегда своевременно доставлял донесение в штаб полка и поддерживал непрерывную связь с ним.

Своей самоотверженной работой, не щадя своих сил и самой жизни, ежедневно обходил все роты непосредственно на передовом крае, обеспечивал точный учет и доброкачественную отчетность за батальон. За это Петр Осипович был представлен к правительственной награде – Ордену «Красная Звезда». Будучи автоматчиком роты Таманской стрелковой дивизии, невзирая на огонь противника в бою за хутор Семенюки, вел непрерывное наблюдение за полем боя, давал ясные указания танкистам и тем самым помог роте продвинуться вперед, а танкам без потерь выполнить боевую задачу. За проявленный героизм Петр Осипович награжден медалью «За отвагу», а позже – медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». Он прошел всю войну, был дважды ранен, вернулся домой в 1945 году.

Благодаря информационным источникам Главного архива Московской области теперь у нас есть и наградные документы Петра Осиповича, и его документы военного времени, однако ни одна из наград не сохранилась. Умер Петр Осипович в Москве в 1953 году. Бабушка до сих пор очень тепло и по-детски трогательно отзывается о нем. Помните про воспоминания из детства?

Еще один герой моей семьи, о котором мне рассказала бабушка Валя (она ребенок на этой фотографии), это ее отец – Панфилов Федор Осипович. Он родился 28 февраля 1906 года в д. Шарково Рузского района Московской области. Участвовал не только в Великой Отечественной войне, но также в Советско-японской войне и войне с Финляндией. Вернулся домой уже после финнов. Ушел на войну в 1941 году. Сражался за Родину в рядах 352 отдельного пулеметного батальона. Вернулся с войны лейтенантом. Имеет награды: медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» и «За победу над Японией». Вероятно, были еще награды, но бабушка точно помнит только эти. Достоверных сведений о награждениях прадеда, увы нет. После войны работал в Рузском районе в совхозе бухгалтером.

Погиб Федор Осипович уже после окончания войны по нелепой случайности: 6 октября 1956 года упал с лошади в поле. Моего прадеда нет в живых, но слава о нем живет. Ежегодно мы всей семьей идем с его портретом в «Бессмертном полку». Бабушка рассказывает, что в детстве она очень любила играть с его орденами. И что мой прадед был очень умным и сведущим человеком. И что рассказывать о войне он не любил. Как и все, кто посмотрел ей в глаза.

Но в нашей семье есть еще один герой, чьей фотографии нет в базах данных, на информационных таблоидах, вы не увидите его идущим в «Бессмертном полку», я не знаю, как он выглядел и уже не помнит бабушка. Но есть документы, подтверждающие его неравнодушие, героизм и самоотверженность.

Поэтому я не имею права молчать о нем. Я говорю о бабушкином дядюшке со стороны матери Голубеве Георгии Яковлевиче. Выяснилось, что гвардии старший сержант Голубев Георгий Яковлевич вовсе не пропал без вести, как бабушка (и все родственники) ошибочно считали все эти годы! Он был командиром башни танка и героически погиб 9 августа 1944 года в д. Гойцув в Польше. Похоронен там же. При этом, за мужество, отвагу, дерзость, проявленные в боях с немецкими захватчиками и ущерб, нанесенный противнику, удостоен посмертно правительственной награды – Ордена «Отечественная война» 2 степени.

Также мы долгое время ничего не знали об отце моего дедушки Вити. Он никогда мне про него не рассказывал. Однако, благодаря известным информационным источникам, я выяснила, что мой прадедушка (отец дедушки Вити) Крылов Александр Егорович родился в 1916 году в д. Грули Рузского района Московской области. До войны жил и работал в Рузском районе. На фронт был призван Осташевским райвоенкоматом. Ушел на войну в 41. В деревне его остались ждать жена и двое сыновей. Был красноармейцем. О подвигах и наградах ничего не известно. Мы знаем лишь, что в марте 1942 года он пропал без вести. Однако моя прабабушка Соня ждала его возвращения с войны до самой своей смерти, вплоть до 1997 года. Все приговаривала: «Вот вернется мой Сашка…» и замолкала. Не вернулся. Поэтому Книгу Памяти, в которой упомянут Александр Егорович, мы храним как семейную реликвию.

Память об этой войне навсегда останется в наших сердцах. И я не перестану искать, уточнять сведения о своих родных. Я непременно буду делиться ими со своими детьми, а потом и внуками, влекомая дедушкиными рассказами, которые вдохновили меня пройти этот длинный непростой интересный путь написания истории нашей победы.

Комментарии

  1. Спасибо, что поделились своей историей! Каждый такой рассказ уникален. Особенно поражает то, через что прошли наши дедушки и бабушки. Это действительно наша живая книга памяти!

  2. Надежда! Тут целых несколько рассказов! Спасибо им за вас, без их подвига у нас на ЖИ не было бы таких ярких и талантливых участников! И спасибо вам за них, за то, что познакомили нас.
    И еще — пишите больше, явно есть предрасположенность.

  3. Спасибо большое, Олег Михайлович, за такие теплые слова! Писать обязательно буду 👌

  4. От Вас, Мадам Квасова, я очень ждала рассказа в этой теме! Когда Вы открыли клуб «История нашей победы», я подумала: у нас много общего… Очень интересно было почитать))

  5. Спасибо, Ольга! Всего в одном эссе и не расскажешь! В ближайшее время группа вновь начнет обновляться и наполняться. Ещё планирую в «Песнях победы» принять участие😊

  6. Я бы тоже спела))
    … Но только нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим…
    Единомышленников нет(

  7. И правильно, если не мы, то кто будет воодушевлять аудиторию Живой истории. Я тоже обязательно запишу песню. И рассказ замечательной , душевный, сразу видно о родных написано!