Не забывается такое никогда

Моя малая родина — Брянская область, село Подывотье Севского района. Здесь я родилась и окончила 9 классов средней общеобразовательной школы. И, естественно, всё время до 15 лет, я проводила в селе Подывотье, оно расположено на границе с Украиной. На лето к нам ещё приезжали мои двоюродные брат и сёстры. И вот этой дружной компанией мы гостили у нашей любимой бабули.

Ароматные пироги из русской печки по утрам пробуждали нас ото сна. Петух и гуси были дополнением к пробуждению. Их разговоры всегда делали своё дело и нам приходилось вставать с постели и идти снимать пробу с пирогов. Пироги, блины, коржики, тонны муки и километры бабушкиной любви вложены в наше беззаботное детство. И нет такого подарка, который мог бы отблагодарить за всё это нашу бабушку. У нас поистине самая добрая, заботливая, красивая и, без сомнения, лучшая бабушка в мире!

Можно исписать несколько тысяч листов, чтобы рассказать какая она, наша бабушка, и их, я думаю, не хватит. Хочется здесь особое внимание уделить и рассказать о детстве нашей бабушки. Оно, к сожалению, не было таким солнечным и безмятежным, каким, благодаря ей, было наше детство.

Моя история пойдёт о военных годах. Когда шёл дождь, мы садились на пол в сенях и просили бабушку рассказать о войне. Она рассказывала, что помнила сама и что ей рассказывала её мама.

Когда война пришла в село Подывотье бабушке было 4 года. Они играли на улице и увидели немцев. Побежали по домам с криками о том, что немцы пришли в село. «Немцы идут, немцы!» — кричали они и прятались по домам. Немцы пришли и начали выгонять всех из домов на улицу, а дома сжигать. Так они сожгли всё село. Село считалось партизанским. Много жителей села партизанили в брянских лесах и далеко в округе от них. Люди хватали всё, что успевали, и уходили в лес.

Они разбились на два лагеря. В одном из них люди успели увести с собой коров и другой скот со своих дворов. Доили коров и кормили детей. В лагере, в котором была моя бабушка,  не было ничего. В чем были в том и ушли в лес.

Через некоторое время один человек из их лагеря предложил пойти ко второму лагерю. Он говорил, что там и коровы есть и куры, люди кормят своих детей, пойдёмте к ним. Что ж наши дети с голоду будут помирать? Все его поддержали и, наскоро собравшись, пошли в другой лагерь.

Прошли они уже пару километров по дремучему лесу, и дядя Коля увидел, что моей бабушки нет среди всех идущих. Он спросил у ее мамы: «Анька, а где же твоя Танька?». Прабабушка ахнула и прижала руки к лицу. «О Боже, — взмолилась она, — забыла, забыла на месте, где мы жили всё это время! Она спала, а я забыла ее!». Прабабушка вернулась за моей бабушкой, а та так и спала сладко под кустиком, и куст этот назывался «крыло ангела», не иначе.

Пока прабабушка ходила за нашей бабушкой, жители села ждали их, спрятавшись в камышах. Они услышали немецкие голоса, испугались и спрятались туда. Потом случилось страшное. Односельчане услышали лай собак и непрерывную стрельбу из автоматов, плач и крики детей и женщин. Продолжалось это недолго. Потом всё стихло.

Звенящая тишина повисла в воздухе. Лай собак и немецкие голоса нарушали эту тишину и отдалялись всё дальше и дальше. Голоса стихли, и лая уже не было слышно. Жители села ещё долго сидели в камышах. За это время наша бабушка со своей мамой  вернулись к ним. Они просидели там целую ночь. Лишь по утру односельчане набрались смелости и продолжили свой путь. Когда они пришли на место, ужасающая картина предстала перед их глазами. Это была огромная вырытая яма, наполненная до верху трупами их односельчан. Некоторым из той кровавой ямы удалось выжить.

Вот, что рассказывали они потом. Пришли немцы и заставили их вырыть эту яму. Посадили вокруг неё жителей лагеря и начали расстреливать. Многие матери бросали живыми своих детей в  яму, а потом накрывали их своим телами, чтобы в них не попала вражеская пуля. Это место в лесу сохранилось и по сей день. Это место получило название «Битые». В братской могиле покоятся около 290 мирных жителей села Подывотья, из них 140 детей. На месте установлен памятник «Скорбящая мать», на котором изображена женщина, кончиком платка вытирающая слёзы с лица.

Каждый год на этом страшном месте проводят Божественную литургию в память о безвинно павших жителях села. Ученики местной школы возлагают венки и цветы в дань памяти.
Остаётся, конечно, только догадываться был ли это счастливый случай или просто так начертано судьбой, что нашу бабушку забыли в лесу и, из-за того, что за ней возвращалась ее мама, все жители лагеря бабушки остались в живых.

Время прошло, и жители потихоньку начали возвращаться в село. Строили землянки, обживались заново. Наша бабушка со своим братом собирали гнилую картошку. Из неё их мама дела муку и пекла картофельные лепешки. Потом лепешки делали из листьев липы. «И всё это было очень вкусным», — вспоминала бабушка.

Когда наступили первые морозы, немцы опять пришли в село, и опять выгоняли жителей из временных строений, сжигали всё до тла. Так село сожгли во второй раз. Дети плакали, матеря молились. Бабушка запомнила это очень ярко.

«Помню, как нас выгоняли из землянки, немцы стояли с двух сторон шеренгой, — вспоминала она,  — человек по пять в каждой». Ее мама несла самую младшую сестру Машеньку на руках, а остальные пятеро шли рядом и, конечно же, плакали. Бабушка запомнила, как один из немцев, стоя в шеренге, тоже плакал, доставал большие сахарные конфеты, белые с красным, из кармана и давал их детям. Бабушка, рассказывая об этом случае, всегда благодарила этого солдата и говорила: «Царствие небесное ему».

Когда их выгнали из времянок, то люди в лес не пошли, так как наступала зима и пойти в лес было для них равносильно смерти. Они разбрелись кто куда. В основном по родственникам в соседние деревни, села и хутора. Вот и бабушкина семья пошла в соседний хутор к сестре бабушкиной мамы. Она сначала боялась их пускать к себе. Мол, немцы на хуторе узнают, что вас пустила, расстреляют всех. Мама уже думала уходить, но ее сестра всё же решилась и впустила. Сказала: «Ну куда ты пойдёшь с детьми? Заходи, будь что будет. Погибать — так всем вместе». Бог отвёл, всё обошлось. Никто не погиб.

Пожив немного там, прабабушка со своими детьми пошла жить и работать в соседнюю деревню Грудская. В этой деревне жил ее брат, и он приютил их всех. Узнав, что они из партизанского села, люди этой деревни не давали им пить из колодца воды, боялись расправы немцев над ними. И бабушка ходили к колодцу пить только с наступлением ночи и под покровом темноты.

Каждый раз, слушая все эти жизненные истории бабушки, у меня сжимается сердце, и я чувствую как мурашки бегут по коже, а слёзы по щекам бегут и бегут. Хочется  миллионы раз говорить бабушке «спасибо», заботится о ней и кормить её самыми вкусными яствами на земле. Когда бабушка пробует что-то новое, говорит: «нет, унучь не вкусно, что попала!». Не знали они этих вкусов, а оно и понятно, и сейчас им они не нужны. Люди того детства очень скромны, экономны и даже когда могут купить себе всё то, что им хочется съесть, покупают в первую очередь буханку хлеба!

Низкий поклон и сердечная благодарность вам, наши бабушки и дедушки, за все вкусы мира, за то, что мы их знаем. За пьянящий сладкий воздух родной земли, за самую вкусную воду из колодца, за каждую травинку и букашку! Мы, потомки героев-победителей, говорим Вам спасибо!

Звоните, приезжайте к своим бабушкам и дедушкам, как только у вас появляется хоть малейшая возможность. Это самая главная наша забота и благодарность для них.

Комментарии

  1. Спасибо, Анна! Невероятная история. Я представляю сколько сил нужно было, чтобы рассказать ее. Действительно, из таких простых историй наших бабушек и дедушек в страшных обстоятельствах войны и складывается история.